Исповедь бывшего кришнаита

Исповедь бывшего кришнаитаНа улицах многих городов России можно видеть необычные процессии: молодые люди, за­вернутые в желтые балахоны, идут и в экстазе скандируют: «Харе Кришна!» Появляются они и на телевидении, есть у них и радиопрограмма «Кришналока». Есть в Москве два храма. И наше общество уже вроде привыкло к ним как к части город­ского пейзажа. Да, на первый взгляд, ничего плохого они не делают. Ну, «Кришна (в смысле крыша) у них поехала». Так мало ли людей кину­лись сегодня в те или иные религиоз­ные секты! И чем они хуже каких-нибудь рокеров-металлистов? Да и проповедь у них мирная: поют себе свою мантру и мяса не едят. Но так ли все просто и безобидно? Хочу рас­сказать об одной встрече с бывшим кришнаитом, которая произошла два месяца назад. Имени своего собесед­ника по его просьбе я называть не буду. В начале лета довелось мне со­вершить дневным поездом путешест­вие из Петербурга в Москву. Купе было чисто мужским: моими попут­чиками оказались двое молодых лю­дей лет двадцати и навеселе, а также мужчина за тридцать с ранней седи­ной в волосах. Молодые люди лишь только поезд тронулся, достали поча­тую бутылку «Смирновки» и предло­жили нам выпить за отбытие и зна­комство. Мы отказались. Ребята вско­ре ушли в буфет, оставив на столике свежий помер «МК». Мой попутчик молчал, и я от нечего делать стал просматривать газету. Внимание при­влекла заметка Марка Дейча о кришнаитах, где автор в свойственной ему развязной манере перебрасывал иде­ологический мостик от «Сознания Кришны» к Гитлеру и — к «русскому фашизму». О кришнаитах я знал по­наслышке, тем не менее выводы Дей­ча показались мне притянутыми за уши. Я вслух высказал сомнение о правомерности дейчевой аналогии:

— Те, кто говорят о так называ­емом «русском фашизме», забывают, что фашизм породила Западная Ев­ропа, а сокрушила Россия. И если се­годня на российскую землю наступает фашизм, то уж никак не русский. В России он возможен лишь как укло­нение от национально-самобытного пути развития русской цивилизации, как результат привития к организму России западного социально-политического вируса — буржуазности. Но ведь его пытаются привить России те, кто громче всех кричит о «русском фашизме». И эти демагогические крики как нельзя лучше объясняет посло­вица: на воре шапка горит.

Мой попутчик в ответ на мои рассуждения как-то горько улыбнулся и, внимательно посмотрев на меня, спросил:

— А среди ваших знакомых есть кришнаиты?

Я ответил, что нет, а о самом движении знаю только по газетным публикациям.

— Тогда вам трудно судить о харак­тере этой секты. Чтобы судить об этом, надо видеть, что делает секта с человеком. Но я с вами согласен в том, что «русский фашизм» здесь притянут за уши. Такой уж у Дейча социальный заказ, и он не пропустит случая, чтобы не выставить жупел «русского фашизма». Но вот что лю­бопытно: хотя многие из рядовых членов секты кришнаитов — русские, но из пяти известных мне «гуру», к слову сказать, трое евреи.

— А что это за страшный «русский фашист» Владимир Данилов, о кото­ром пишет Дейч?

— Основатель партии «ведического социализма». Насколько мне извест­но, психически неуравновешенный человек.

— А сколько человек в его партии?

— Полтора человека или чуть больше. Он немного помолчал, а затем, представившись, спросил меня:

— А кто вы по роду занятий?

— Педагог и журналист. Пишу ино­гда и публикуюсь по проблемам обра­зования и воспитания.

— Тогда вам было бы интересно и полезно узнать, как выглядит секта кришнаитов, что называется, «изнутри». Вам ведь известно, что тотали­тарные секты с целью привлечения молодежи проникают в учебные заве­дения, в том числе и в средние шко­лы?

— Да. Я знаю об этом.

— Но ведь надо же и знать, как они улавливают души людей. Так вот, я один из бывших кришнаитов, кому удалось вырваться из лап секты. А это случается редко, очень редко. Как правило, человек, попавший в нее, бывает не способен вернутся к нормальной жизни. Если вы пове­даете читателю о том, что со мной произошло, то сделаете большое доб­рое дело.

— А почему бы вам самому об этом не написать?

— Боюсь

— Чего? Мести?

— И ее тоже. А вам это ничем не грозит: пересказали исповедь случай­ного попутчика. Вы же не можете отвечать за чужие слова. Да и вряд ли получится: по натуре я ленив, и мне трудно выражать свои мысли на бу­маге. Рассказать — это другое дело, а писать.

И дальше была исповедь, лишь из­редка прерываемая моими вопросами или репликами. Воспроизвожу ее главные моменты так, как они сохра­нились в моей памяти.

— Мне повезло. Мне очень повезло. Я коснулся этой секты только краем, был кришнаитом всего два месяца. И по случаю, узнал, как я думаю, одну из главных тайн этого движения. Это мне помогло и выжить, и сохранить свою душу. Какая тайна? А такая. Вы что думаете, это Кришна помог дви­жению за тридцать лет существова­ния вне Индии захватить десять мил­лионов душ? Построить по всему ми­ру храмы, стать одним из богатейших и быстрорастущих движений нашего времени?

Посмотрите на историю движения «Сознание Кришны». В 1965 году се­мидесятилетний старик Свами Праб-хупада на грузовом судне прибыл в Нью-Йорк без денег, без связей, с одним чемоданом в руках. А через 10 лет он умер, уже имея миллионы последователей и десятки храмов чуть ли не во всех странах мира (один, кстати, в центре Нью-Йорка) и выпустив миллионными тиражами свои комментарии к ведическим кни­гам Индии. Как это могло получить­ся? Вначале я думал, что разгадка тут в силе самого учения. Я и сейчас убежден, что ведическая вера в древ­ности была всемирной, в том числе и славянской. Но любую веру можно извратить, превратить в идеологичес­кую отраву, выродить в зловредную секту. А движение «Сознание Криш­ны» является именно таковой. К это­му выводу я пришел, исходя из лич­ного опыта. И считаю своим долгом поделиться им, чтобы люди, не знаю­щие, в чем тут суть, были предупреж­дены. Жизнь моя сложилась так, что я оказался беженцем и только сейчас понемногу выбираюсь от нищеты. Одно время бомжевал на чердаках и вокзалах и потому, просто с голоду­хи, больше года назад примкнул к по­лубродячему кришнаитскому брат­ству. Дело было на юге России. И случилось так, что в нашем отделе­нии заболел повар. А надо сказать, в повара, приготовляющие кришнаитский «просад», (пищу бога) не берут первого встречного: над «просадом» трудятся только самые «глубокие посвященные», много лет живущие в секте. Я по бывшей профессии по­вар, поэтому, меня допустиди нa нес­колько дней на кухню — и это нару­шение правила было их крупной ошибкой. Я узнал то, о чем, мне ка­жется, среди кришнаитов не знает ни­кто, кроме «гуру».

Кришнаитский «просад» после при­готовления обычно выносится в отдельную комнату (в храме — алтарь) и предлагается Кришне. Как это про­исходит, не видит никто, кроме «гу­ру». Так вот, я заметил, что после этого действа пища приобретает осо­бый вкус. Я никак не мог понять, почему после предложения Кришне «просад» начинает пахнуть корицей. Вначале я думал, что это пустяки: наверное, «просад» там просто посы­пают этой безобидной специей. И только недоумевал, зачем это дела­ют в таких больших количествах? Ведь это же портит вкус. Но потом случилось так, что, решив немного отъесться, я тайно съел пять порций, только что «предложенных Кришне», чем, кстати, тоже нарушил одно кришнаитское правило. Таким образом, я принял пятикратную дозу «корицы Кришны» (так буду называть этот препарат, который подмешивают в «просад»). И после этого мне стало худо. Я почувствовал себя отравлен­ным, хотя прекрасно знал, что этого не могло произойти от той пищи, ко­торую я сам же и готовил. Сознание мое затуманилось, давление подско­чило (а я и без того гипертоник), весь мир для меня стал рассыпаться и как будто пропитался запахом корицы. Недели две я отлеживался и едва не умер. Глянув в зеркало, я увидел, что под глазами образовались черные мешки (вены работали на выбрасыва­ние этого вещества из организма), а кожа приобрела типичный кришнаитский желтый цвет: печень тоже бо­ролась с «корицей Кришны». Некото­рое время после этого я обходил «штаб-квартиру» секты стороной. Од­нако чувство голода снова привело меня к кришнаитам. На сей раз я был более осторожен: то, что до этого предлагалось Кришне, я какое-то вре­мя в рот не брал. Потом решил проверить свое подозрение второй раз — тот же результат! Теперь я понял, почему у всех кришнаитов, кроме «гу­ру», темные мешки под глазами и желтый цвет кожи, прыщи. Почему многие из них чешутся. Мне стало все ясно. Понял я и то, почему ос­нователем движения был Свами Прабхупада, который много лет прорабо­тал химиком-фармацевтом до того, как стал «гуру». Думаю, что он прос­то-напросто научился синтезировать этот препарат, причем в большом ко­личестве и дешево в отличие от тра­диционного аналога — какой-то ин­дийской травки, и потом использовал его в своих целях. Возможно, он ис­ходил из благих, по его мнению, побуждений, но, как известно, благими намерениями вымощена дорога в ад. С другой стороны, известно о связи Прабхупады с ЦРУ. Так вот, в этом препарате, а отнюдь не в ведической философии, и состоит, на мой взгляд, главная тайна движения.

— Каково же действие этого препарата?

— В малых дозах он почти незаме­тен, и нужно дней десять-двадцать, чтобы организм был захвачен «кори­цей Кришны», а потом стал ее требо­вать. Человек, принимающий этот препарат, слабеет и тупеет, плохо пе­реносит жару, у него падает иммуни­тет и чисто физически (можно, на­пример, простудиться от малейшего ветерка), и психически (уровень вну­шаемости многократно возрастает). По своему действию это относитель­но слабый наркотик, он не столь быс­тро разрушает организм, как кокаин или морфий. Мне повезло, что я при­нял его сразу и много. Поэтому ор­ганизм отторг зелье, и я не смог при­выкнуть. Повезло мне и в том, что я не подвергся в это время массиро­ванному психическому воздействию. Другим повезло меньше. Обычно человек, попадающий в секту, под влиянием «просада» и специального психотехнического воздействия (мантры, ритмической музыки и танцев, проповедей «гуру» и т. д.) быстро теряет себя как личность и становится аб­солютно управляемым. Для него ни­чего не остается, кроме Кришны и желания везде и всегда его прослав­лять. Правда, действие препарата не на всех одинаково. Кое-кто все же сохраняет часть своей личности. Не буду скрывать и того, что на некото­рых людей, по моему мнению, препа­рат действует благотворно. Именно на тех, чья личность (пока она была) вмещала в себя много активного зла. Например, я видел бывших преступников, воров, наркоманов и прочее отребье, которые после вхождения в «Сознание Кришны» стали безопас­ны для общества. Немало видел я и тех, кто до вхождения в секту имел психические отклонения разной степени тяжести, так что много они от своей новой деятельности не поте­ряли, как, впрочем, и не приобрели.

— Но было бы, наверное, совершенно наивным видеть в движении «Созна­ние Кришны» этакий психоделический отстойник, который очищает общес­тво от преступников?

— Разумеется. Я видел множество попавших в кришнаитские сети лю­дей, которые прежде были нормаль­ными членами общества. Видел отца, который бросил двоих детей и жену, оставив их без средств к существова­нию. Видел детей, которые бросили своих родителей. И таких, к сожале­нию, в секте очень много. Главное же состоит в полном подчинении созна­ния и воли кришнаитов руководителям секты. Людей лишают собствен­ной личности, а затем попросту про­граммируют. Причем запрограммиро­ван кришнаит может быть на любой поступок, в том числе на убийство и даже самоубийство.

— Но ради каких целей все это дела­ется?

— Об этом мне трудно судить. Я могу лишь догадываться. Но я убежден в том, что секта кришна­итов занимает вполне определенную и очень важную нишу в той войне, которая ведется сегодня против Рос­сии и ее народа.

Ну а для тех, кто будет продолжать травить людей «просадом», нужно применять закон. Таких людей в движении немного, и их легко узнать по двум признакам — у них ненормальный цвет кожи, и нет темных мешков под глазами. Правда, в последнее время после целого ряда громких скандалов и уголовных дел за рубежом, связанных с сектой, многие «гуру» опасаются применять «корицу Кришны». Но это временно — пока не успокоится общественное мнение. Ведь без этого препарата (или ему подобного) им будет трудно достигать своих целей.

Мне хотелось еще о многом pаспросить своего собеседника, но в купе вернулись наши юные попутчики. А в Твери ему нужно было выходить. Я вышел проводить его. Своих координат он мне не оставил, объяснив это тем, что больше не хочет ни прямо, ни опосредованно иметь отношение к тому, что так так иначе связано с кришнаитами.

— Я рассказал вам все, что знаю или о чем могу догадываться, — ска­зал он на прощание.

А я остаток пути до Москвы был вынужден наблюдать за действием на сознание и волю двух молодых людей другого препарата — обыкновенной водки.

Владимир ГОРЯЧЕВ // Русь Державная — №10 (65) 1999.

что подарить кришнаиту

как пожаловаться на кришнаитов в новосибирске

кришнаиты что проповедуют