Самарский кришнаит рассказал, что происходит с людьми после смерти, и когда конец света

Самарский кришнаит рассказал, что происходит с людьми после смерти, и когда конец светаЧто обозначает имя Атмарама Дас?

— Тот, кто удовлетворен внутри. Тот, кто черпает удовлетворение внутри себя.

Когда получили это имя?

— Я присоединился к движению в 1996 году. Познакомился с ним раньше чуть-чуть, в 1992-м, но присоединился спустя четыре года. До этого я просто изучал литературу дома, не отождествляя себя с обществом преданных. А в 1997 году я уже получил посвящение.

— Происходит огненный обряд, то есть зажигается огонь. В присутствии огня и непосредственно божеств в храме, в алтаре — ученик, как правило, дает обеты духовному учителю. Он обещает ему не употреблять в пищу мясо, рыбу, яйца на протяжении всей жизни, не заниматься незаконным сексом, не играть в азартные игры, не принимать никакие интоксикации, включая кофе и чай, поскольку кофе и чай являются тоже маленьким наркотиком, который будоражит несколько наше сознание. И благодаря простой диете вегетарианской, мы можем нормально себя чувствовать, и нам нет необходимости принимать кофе или чай для того, чтобы почувствовать себя лучше.

— Сейчас мне 49, получается, что тогда было около 29.

— Так случилось, что еще в детстве я упал с велосипеда под автомобиль и перед тем, как уже колесо надвигалось мне на шею, у меня вдруг включалась «пленка», где жизнь вся прокрутилась очень быстро. Я не понял, что произошло, но, придя домой, я спрашивал, что это было?

— Он не наехал. Я ехал с одной стороны, автомобиль ЗИЛ-130 с прицепом выдвигался из-за дома. А мне папа подарил взрослый велосипед, и я его только осваивал, волновался. Мне надо по этой колее было долго ехать, и я волнуюсь и падаю прямо перед самой «мордой» этой машины. Уже не имея времени убежать, встать, сгруппироваться, думаешь: «Переверну эту машину!» И у меня включается эта «пленка». У многих, оказывается, перед смертью прокручивается вся жизнь. И на вопрос «Что это за феномен такой был?» не был дан ответ моими родителями, соседями, никем, никто не знает, что это было, но память об этом сохранилась на всю жизнь. И потом уже, в начале 90-ых, мне попалась книга американского профессора Моуди, который объясняет феномен клинической смерти, где люди, половина из них, видели также перед смертью, как прокручивалась их вся жизнь. И прочитав это, я понял: «Ага! Вот откуда это все! На самом деле все это есть, и это все перед смертью происходит у многих». Я понял, что жизнь после смерти существует, потому что находились многие до 20 минут в клинической смерти и потом возвращались. И я понял, что я должен узнать, в чем смысл жизни, если она скоро закончится? Я начал искать, что происходит после смерти? Кто я вообще? Где я был до этого рождения? И стали эти вопросы возникать, и потихонечку, уже в 1992 году, я соприкоснулся с преданными «Харе Кришна» в Москве, где они продавали книги в ГУМе со столика, и я купил одну книжечку, будучи заинтригованным немножечко. Мне было просто интересно, почему на самом деле кто-то рождается русским, а кто-то другим.

— В то время, когда я находился в поиске, я начал изучать Библию сначала. И мне стало понятно, что есть 10 заповедей — это не делай, то не делай. Но встал вопрос — а что же делать? И, к сожалению, я не нашел ответа на этот вопрос, и однажды мне в руки попала «Бхагавад-Гита» — Библия кришнаитов или в переводе «Песнь Бога». Там был интересный стих — что бы ты ни делал, чтобы ты ни ел или что бы ты кому бы то ни было не отдавал — делай это, как подношение мне. Это Господь говорит в «Бхагавад-Гите». То есть делать нужно для его удовлетворения. Мы привыкли в этом мире всегда действовать ради удовлетворения собственных чувств, максимум, ради удовлетворения чувств наших старших, которые просят нас о чем бы то ни было. Чтобы они были довольны, мы делаем что-то для их удовлетворения. Но высший принцип, который по-настоящему помогает нам стать счастливыми, — это действовать ради удовлетворения Кришны, Бога, воспетого в стихах и песнях века, исполненных возвышенного слога, ведь качествам его предела нет.

— Я пришел в храм. Знал уже о его существовании, потому что он начинал тогда строиться, и я периодически встречал преданных, которые распространяли информацию о нем.

— В 1993 году они уже купили эту землю, и с маленькой-маленькой избушки здесь появился этот храм. И я пришел сюда, уже будучи начитанным и понимающим философию, находящимся в курсе всех этих книг, которые на тот момент были переведены на русский язык. Я их прочитал в то время, пришел и говорю: «Примите меня! Я готов!»

— В то время примерно человек 25 уже проживали в храме. Храм строился, многие были заняты на стройке. И я говорю: «Я уже прочитал все книги, я просто хочу предаться! Хочу предаться Богу! Примите меня». И с самого первого дня я принял эти принципы. Я стал их практиковать, в течение года я воздерживался от мяса, рыбы и яиц.

— Да, с 1996 по 2000 годы я жил в храме в качестве ученика, послушника и занимался здесь служением. Мое непосредственное служение заключалось на кухне. Я чистил овощи, мыл посуду поначалу. Когда получил посвящение в 1997 году, у меня появилась возможность готовить. Раньше этого делать было нельзя, невозможно никому готовить что-то для божеств, пока ты не получишь посвящение. Предполагается, что посвящение дает некое очищение и уже позволяет непосредственно служить божествам.

— Меня звали Алексеем, и я работал продавцом на рынке.

— В миру меня соседи знают, как Алексея, но здесь в обществе преданных у нас принято называть по духовному имени, потому что это имена Бога. Например, мое Атмарама Дас. На самом деле, кто черпает удовлетворение внутри себя? Это только Бог. Мы не можем найти удовлетворение внутри, заметьте. Но поскольку я Атмарама Дас, значит я слуга Бога. Дас значит «слуга».

— Мы принимаем четыре принципа воздержания и также даем обет воспевания святых имен Бога каждый день. «Харе Кришна, харе Кришна. Кришна, Кришна, харе, харе. Харе Рама, харе Рама, Рама, Рама, харе, харе» (поет). Этот обед дает каждый преданный, который получает посвящение. Обет воспевания святых имен Бога в форме мантры.

— Достаточно лояльно. Несмотря на то, что мама хотела, конечно, больше, чтобы я пошел по христианской линии, поскольку она приверженка христианства, но поскольку она увидела чистоту в этом движении, то, что ничего не противоречило принципам или заповедям Иисуса, то очень даже хорошо отнеслась. Более того, я даже спорил с мамой, говорил: «Мама, смотри, на самом деле Иисус говорит «не убий», зачем ты ешь мясо? Ты думаешь, грех убийства животных не распространяется на тех, кто принимает в пищу мясо?» Она говорит: «Я не знаю». Я говорю ей: «Да! Он, этот грех, распространяется на всех, кто соприкасается так или иначе с этим продуктом убийства». Это подобно тому, как на суде всех привлекают соучастников преступления и всем дают в зависимости от их участия соответствующие сроки, поэтому есть люди, которые сами не убивают, но санкционируют убийства. «Я не могу убить свою корову, сосед, иди убей, я тебе пузырек поставлю». Да? Это же санкционирует убийство. Тот, кто продает, кто транспортирует, кто готовит и кто ест — все становятся соучастниками этого великого греха. Перед Богом, перед государством греха этого нет. Это узаконено. Но перед Богом все неизменно, оказывается, несут реакции. И получается, что мы страдаем потом за это действие. Поскольку по закону невозможно быть счастливым ценой несчастья других.

— Нет, я оставил работу и стал ежедневно приезжать в храм. Где-то на протяжении месяцев четырех я ездил сюда. Ночевал дома. Но потом уже, в силу того, что я зарекомендовал себя как порядочного человека, мне было позволено остаться и жить здесь.

— Да. В 2000-м году так получилось, что я познакомился здесь с тоже преданной Кришны, с девушкой, которая, так же как и я, жила такой же жизнью. И однажды, в 2000-м году, наши служения немножечко стали пересекаться. Обычно наши служения не пересекаются. То есть мы видимся, но мы не общаемся. Но меня сделали менеджером кухни, и так случилось, что наши две кухни объединили. И так получилось, что в этой кухне для божеств я менеджер, а повара-то разные. Она занималась служением на кухне, а я был менеджером, который обеспечивал ее всеми необходимыми продуктами. Кто-то также моет посуду, кто-то чистит овощи, кто-то готовит на кухне. Функции разделены. Служение разделено. И вот мы немножечко стали общаться и нашли друг друга таким образом. И с 2000 года 16 лет живем вместе, душа в душу.

— Кто выходит замуж, кто женится, тот естественным образом не может оставаться здесь. Здесь живут только неженатые и несемейные люди.

— Где-то еще там работаю. Я помогаю художникам распространять их полотна искусств. Не только в Самаре. По долгу службы мне приходится ездить и в Татарстан, и в Оренбург. Мы продаем картины.

— Разные, целые гильдии художников. Многие художники у нас существуют, которые не являются членами Союза художников, но тем не менее талантливые люди. Мы можем видеть это по их плодам. Поэтому мы помогаем их продавать. Художнику самому тяжело продавать свои картины.

— У меня был друг художник, все с него началось, и потом это дальше стало разрождаться и невольно получилось, что я вошел в эту среду, познакомился с другими художниками, и все они заинтересованы в сбыте своей продукции, все хотят, чтобы их полотна продавались, у них появляется вдохновение, и они уже обращаются ко мне за помощью.

— Я уже в храме не жил к тому времени, но к моему увлечению, образу жизни — все относятся очень хорошо. Мне кажется, каждый человек разумный хочет жить чистой жизнью. И если есть люди, которые живут чистой жизнью, свободной от греха, — это всегда достаточно привлекательно. В этом мире, по крайней мере, для обычных людей так.

— Для тех, кто полностью отрицает существование Бога. Любого. На самом деле Бог один. Просто люди его называют по-разному. Как солнце — оно одно. На разных языках оно по-разному звучит. Точно так же у Бога тысячи имен, отражающих его различные качества.

— В основном, наши клиенты директоры различных фирм и организаций. Кто строит коттеджи, живет в коттеджах. В основном, такие, предприимчивые люди.

— Каждое воскресенье у нас открыты двери, и каждое воскресенье с часу дня начинается воскресная программа специально для всех жителей города.

— Кто хочет жить, немножечко должен зарекомендовать себя. Приходить каждое воскресенье, как минимум, проявить себя неплохо, чтобы было оказано ему доверие, какую-то порядочность должен показывать. В результате общения это так или иначе всё проясняется. И те, кто хочет пожить в храме, они обычно спрашивают сами. И в зависимости от степени доверия, кому-то позволяется, а кому-то нет.

— Духовная чистота, аскетизм, милосердие. И правдивость, поэтому мы не играем в азартные игры. Правдивость нарушается в обратном случае. Мы вегетарианцы, потому что нарушается принцип милосердия в обратном случае. Чистота — мы воздерживаемся от недозволенных отношений половых. Вне брака, как минимум. И аскетизм — мы воздерживаемся от различных интоксикаций. Сигареты, алкоголь, даже кофе, чай. Никакой интоксикации. Это истинная свобода, к которой так стремятся люди. Свобода от привязанности.

— До этого я все это пробовал. А с 1996 года — ни мяса, ни рыбы, ни яиц.

— Любовь есть, безусловно. Поэтому мы и не едим никого, потому что мы любим их. Как говорят некоторые: «Вы вишенку-то не всю рвите, оставляйте птичкам, пусть они едят». А говорят те, кто ест мясо. А я говорю: «Если бы у этих птичек, воробушков были такие ноги, как у курицы, то вряд ли бы это говорили, и вы бы, скорее, ловили этих куропаточек».

— В разном. Вот прямо начиная с 18-ти лет. Кто-то раньше, но мы все это согласовываем с их родителями. Но, если с 18 лет, то человек уже сам может решать.

— Да, у нас у многих семейных людей. Есть дети, которые воспитываются в традиции такой — чистой. Дети, которые никогда не ели мясо.

— Мы стараемся не употреблять это. Иногда бывают исключения. Это не правило. Исключения бывают в зависимости от места, времени и обстоятельств ситуации. Может, например, есть нечего! Чипсы только одни. Ну ладно, что? Чипсы поедим. К примеру. Но это какое-то время. Потом пачку съел, например, и уже появилось возможность что-то купить нормальное.

— Изменилось мое отношение к людям, ко всем живым существам. Раньше я мог, как только мне наступили на ногу, сразу дать в лицо, в автобусе, например. Но сейчас я понимаю, что все это от Бога, и я поэтому не могу себе уже позволить такого. Я понимаю: «Ага! Если мне какая-то реакция пришла, то причина тому то, что произошло, во мне. Это бумерангом ко мне возвращается». И поэтому я терпеливо сношу все различные нападки и невзгоды.

— Безусловно, сама защита, как таковая, у нас есть. Мы не должны позволять нас насиловать и убивать. Безусловно, мы будем защищаться, потому что нам очень дорога эта жизнь в человеческом теле, мы не можем ее так просто взять, отдать кому-то: «Ну берите, убейте меня!» Да? Безусловно, мы должны применять разум. Больше защититься именно словами. Попытаться вразумить обидчика речью.

— Один раз было. Я помню, на совместном воспевании на набережной к нам пристали двое пьяных молодых людей и стали очень оскорбительно вести себя по отношению к преданным. Я, будучи не готовым молчать, возразил. Говорю: «Слушай, дорогой, может тебе не стоит так выражаться?» Он стал очень нецензурно что-то говорить на преданных, я стал немножечко их защищать. И он позвал еще одного человека, потому они пришли вдвоем, вытащили меня из этой группы и хотели побить. Но я стал молиться в сердце своем. И, представляете, свершилось чудо! Этот человек, который пришел, вдруг проникся и стал защищать меня перед своим другом.

— Нет, я молился в сердце своем. Стал обращаться к Богу мысленно. И удивительная перемена произошла, я до сих пор это помню, а было лет 17 назад. Он стал защищать меня, говорить: «Ты что на них лезешь? Они нормальные пацаны!» А я думал, он меня будет бить. Очень удивился.

— Это грех для всех. Знаете, какая фишка есть? Люди не знают об этом в большинстве своем. На протяжении жизни, в зависимости от деятельности, которой мы занимаемся, как мы к ней относимся, формируется определенного типа сознание, которое определяет наше будущее в момент смерти. Всякий раз мы делаем выбор — так поступить или эдак? Опираемся на память, которая находится в разуме. Бабушка говорила, еще кто-то говорил: «Так не ходи, налево не ходи, так не делай». Бабушка, мама, учителя, старшие авторитеты говорили, и мы всегда опираемся на эту память в разуме. На различные убеждения, а они у нас у каждого свои. И эти убеждения позволяют нам принимать правильное решение. Теперь вопрос — на чем основаны те или иные убеждения у нас, у людей? В большинстве своем они основаны на различных авторитетах, которых мы принимали таковыми. Нам эти люди казались авторитетными, и поэтому мы приняли их убеждения за свои, не перепроверили их. Фишка в том, что если их убеждения не были основаны на священных писаниях, которые являются авторитетными, словами Бога, то эти убеждения стоит поставить под серьезный вопрос. Правильны ли они? И если нет, то следует отказаться от них. Например, некоторые говорят: «Мясо есть хорошо. Там белки, ля-ля-ля-ля», но на самом деле — ничего хорошего! И те, кто не знает истины, они могут поверить, сказать: «Да, если мама говорит, наверное, это хорошо, она же мне желает добра». Но мат, сквернословие — это плохо для всех, как правило.

— Наоборот. Мы, главное, не употребляем продукты убийства. Молоко — это хорошо. Очень полезно. Это является единственным продуктом, развивающим ткани головного мозга. Молоко — очень благостный продукт. Из молока делают масло, которое используют также в огненных жертвоприношениях.

— Обряд посвящения — тоже жертвоприношение. В жертву мы приносим то, что отказываемся от грубых чувственных наслаждений, например. Мы не используем время впустую, на пустые разговоры, как раньше это все использовали. Мы могли сидеть на лавочке и болтать. Это пустое. Жизнь в человеческом теле дается живому существу, оказывается, очень редко и максимум на 100 лет. Где-то мы были до этого рождения и совершали какую-то деятельность, в результате получили определенное рождение. Кто-то в женском, кто-то в мужском, кто-то в богатой семье родился, кто-то в бедной. Способность к образованию у всех разная. Это все результат прошлой благочестивой, либо греховной деятельности.

— Настоящее, которые мы сейчас с вами переживаем, то, как мы реагируем на те или иные раздражители, — это результат прошлого. То, что мы раньше посеяли, сейчас мы пожинаем. Вместе с тем, поскольку мы совершаем какую-то деятельность в настоящем, она является причиной будущего. И поэтому после смерти нас ждет участь «лучше» или «хуже» в зависимости от деятельности, который мы занимаемся в настоящем.

— Разная может быть. Мы знаем 14 планетарных систем во Вселенной. Есть райские, есть адские планеты. Есть планеты на уровне Земли, типа Земли, где совершается деятельность, но там отрабатывается деятельность. Там результаты благочестивых поступков отрабатываются, люди наслаждаются немерено. Мы просто получаем новое тело. Душа принимает новое тело, лучшее или худшее в зависимости от деятельности, которой мы занимаемся здесь.

— Где-то мы были до рождения. Были кем-то другим. В другом теле. Также где-то мы будем после смерти этого тела. Не факт, что на Земле, не факт, что в человеческом теле. Надо отметить, что во Вселенной, согласно ведам, очень древним священным писаниям, 8 млн 400 тысяч форм жизни. Растения, насекомые, млекопитающие, птицы, рыбы и люди. И мы можем принять любую из этих форм, согласно тому, какое сознание сформировалось у нас на протяжении человеческой формы жизни. Если, грубо говоря, мы ели без разбора все, что не нравилось нам, мы уподобляемся той самой свинке, которая ест все, что ей дадут, включая собственные испражнения, прости Господи. Поэтому человек, обладая разумом, должен научиться различать, что есть хорошо, что есть плохо, что полезно, что вредно. Оно может быть приятно, но не полезно. И оно может быть не очень приятно, но полезно.

— Это называется шиткха. Также символ преданности именно в этой традиции. У меня тоже была, но сейчас осталась очень маленькая. Думаю, может быть снова начать отращивать.

— У женщин она называет сари, у мужчин дхоти. Индийские названия. В Индии, поскольку там жарко, это очень распространенная одежда. Также говорится, что это одежда духовного мира. Есть другой мир. Представляете, мы сейчас с вами не думали, не гадали, а оказались на планете Земля. И мы не думали, не гадали, а оказались здесь в этих телах. Кто нас сюда вселил? Мы даже перестали задаваться этим вопросом, так увлекшись деятельностью. Я же не думал здесь вообще находиться? Почему? Кто? Мы вовлеклись в деятельность и забыли об этом. А к этому стоило бы вернуться.

— Я хочу сказать, что есть иной мир. Наш вечный дом. Потому что здесь мы можем заметить, что время разрушает все, что мы строим, специально показывая нам, что это не место вечное для нас. Наш дом — в духовном мире. Он очень осязаем. Там мы находимся в своем вечном теле.

— Да. С этого и начинается самый главный урок. Осознание того, что Я — не это тело. Я — вечная душа, временно прибывающая в этом теле. Что такое душа? Это частичка Бога.

— Человек, наверное, 250. В храме живет человек 20. В основном, из этих 250-ти человек все работают, в основном, люди сейчас все семейные, по воскресеньям мы все собираемся в этом храме, чтобы вместе воспевать святые имена Бога. Ради его удовлетворения. То есть мы начинаем жить не ради того, чтобы доставить удовольствие своим чувствам, а ради того, чтобы был Господь доволен. Вы представляете — вот рука, часть моего тела. Она призвана служить всему телу. Руки, ноги — все служат телу. Рука призвана поместить пищу в желудок через рот. И только тогда удовлетворяются руки, ноги, все части тела, когда пища попадает в желудок. Точно также удовлетворяя Бога, мы можем быть счастливы независимо от погоды, подобно тому, как рука будет счастлива, если удовлетворен желудок.

— Согласно ведам, все в этом мире делится на три качества — благости, страсти и невежества. Также это касается пищи. Любая пища может относиться к благостной пище, к невежественной пище и к страстной. Например, пища, включающая в себя мясо, рыбу, яйца, то есть, на самом деле, гниющую плоть. Люди пытаются заморозить эту плоть, и несовершенными своими чувствами они догоняют этот момент разложения. Как только живое существо оставляет тело, тело начинает разлагаться. Точно также тело животного начинает разлагаться, мы пытаемся его сохранить, морозим, солим. Хотим сохранить, чтобы оно не разложилось. Но на самом деле процесс начался, и мы несовершенны, у нас несовершенные чувства, и мы не можем поймать не очень приятные вещи и думаем: «Свежее, давайте есть!» И поэтому с невежественной пищей у нас покончено, мы не хотим принимать ее. Дальше идет страстная пища — острая, слишком острая, слишком горячая, слишком соленая. Чрезмерно, когда хочется драйва какого-то, еще добавить, еще-еще! Душа не удовлетворена внутри, и поэтому из вне черпает, пытается компенсировать свое неудовлетворение, поэтому побольше специй, побольше приправ. И есть благостная пища. Туда входят злаковые, бобовые, овощи, фрукты, молочные продукты. Все это если приготовлено на свежем масле, сливочном или топленном, приобретает удивительный вкус, аромат чистый. И эта благостная пища — как раз пища для людей. Невежественная пища — не для цивилизованных людей. Цивилизованные люди понимают, что все живое-неживое находится во власти Бога, принадлежит ему, поэтому никто не заявляет свои права ни на что в этом мире, понимая, что все принадлежит Богу.

— Просто люди удивлены. Люди в большинстве своем? не занятые деятельностью высшего порядка, то есть служением Богу, они неизбежно находятся в состоянии неудовлетворения, как рука, часть тела, полезла сама в банку с вареньем, там пытается наслаждаться, но сколько там не наслаждайся, она никогда не получит удовлетворения, пока не поместит это варенье в желудок. Вот это их неудовлетворение значит, что не понимают они. Когда люди служат Богу, занимаются естественной деятельностью, они испытывают удовлетворение. А те часто эту радость вызывают искусственным путем — алкоголь, различные наркотики — они впадают в эйфорию, что все классно. Как только это проходит, опять ничего хорошего. И видя, что кто-то счастлив, им начинает казаться, что эти счастливые что-то приняли. Им кажется, что невозможно все время быть счастливым. Они же знают на собственном опыте — невозможно. Но здесь, смотрите, находятся люди без принятия всего этого, и они радостные, сидят и улыбаются. Им просто некуда деваться.

— Cостояние депрессии, неудовлетворения может быть также в силу того, что мы недостаточно чувствуем свою способность служения Богу. Что у нас какая-то неспособность должным образом послужить ему, чтобы он был счастлив нашему служению.

— Мы понимаем этих людей. Мы, может быть, на их месте точно так же бы думали. Интересный момент — почему у одних возникает вера, а у других нет. В священном писании объясняется, что люди не достаточно совершившие благочестивых поступков в жизни, не способны поверить, что бывают святые люди, милость Бога и в святое его имя. Не способны поверить, потому что недостаточно совершили благочестивых поступков. Я стал анализировать на этот счет и пришел к такому пониманию — если люди не занимались благочестивой деятельностью, значит они занимались греховной деятельностью. Греховная деятельность связана с обманом, как правило. И вот, если человек сам обманывает, и даже иногда, как ему кажется, он вынужден обманывать — так устроен мир, такая жизнь — он вряд ли сможет кому-то поверить.

— Нет. Мы уважаем все религии. Всех живых существ, поэтому и не едим никаких коров и их детей, и кур. И стараемся на муравья не наступать. И комаров стараемся отгонять подальше.

— Корова является священным животным, потому что она как мать. Она кормит людей молоком.

— Кого-то и мясом. Это такой грех, представляете, все равно, что убить свою мать, которая скармливала молоком. В детстве мы все питаемся молоком коровы. И в старости многие питаются. На протяжении всей жизни питаются. Это (имеется в виду поедание мяса), на самом деле, не очень хорошо. Так не очень, что в корне вообще не хорошо! Ужасный грех!

— Мы обычно согласовываем все мероприятия с администрацией города. В храме все санкционировано. В министерстве юстиции зарегистрировано наше общество, поэтому это все официально.

— Согласно ведической концепции существует 4 эпохи. Это такие очень долго продолжающиеся временные периоды из тысячелетий. Мы сейчас можем наблюдать, как день сменяет утро, потом вечер, потом ночь. Потом мы можем видеть, например, 4 сезона сменяют друг друга — зима, лето, весна, осень. И также, но мы не можем видеть, как еще больший круг существует, называющийся «юги» или эпохи. Их также 4, сменяющих друг друга в циклической последовательности, и как от рождения до смерти проходит какой-то период времени, точно так же от сотворения до разрушения Вселенной проходит тоже период. И вот этих юг 4, и четвертая — заключительная — она длится 432 тысячи лет. Началась 5 тысяч лет. Еще 427 тысяч лет Земля и вся эта Вселенная будут существовать.

— А после будет хорошее разрушение этой Вселенной. Время разрушает все, в конце концов оно разрушает и всю Вселенную.

— Душа, на самом деле, никогда не умирает. Мы с вами никогда не увидим собственной смерти. Кто-то увидит смерть этого тела, но мы никогда не остановим жизнь. Душу невозможно убить, ей невозможно быть убитой. Мы продолжаем существовать даже со смертью этого тела. Просто душа, освобождаясь из этого тела, продолжает свое существование и направляется сверхдушой. Это называется «Бог в сердце». Сверхдуша — это Бог. Мы можем его наблюдать в своем сердце, как совесть. Голос совести. Иногда мы что-то делаем и у нас что-то изнутри говорит: «Вау! Что же ты наделал-то?» Это и есть голос совести, и есть Бог.

кришнаиты что это за вера

как нуралиев в секту кришнаитов

секта кришнаитов чем опасна