Харе Кришна вчера и сегодня. второй выпуск

Харе Кришна вчера и сегодня. второй выпускВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ

Акутагава Рюноске в своих рассуждениях о литературе заявил, что наиболее интересной для читателя была бы книга, написанная исторической личностью: Наполеоном, Лениным и т. д. Бессодержательная, декадентская литература, в конце концов, скучна. Эстетство, литературное хулиганство – забава и рассказы ни о чем. Книга, которую Вы держите в руках — книга о чем-то. В ней нет метафор. Она – собственно сама жизнь, но не как форма существования белковых тел, организмов, а жизнь Маму-Тхакура. Маму-Тхакур – не писатель, но не от того, что ему не хватает таланта. Он не может воплотиться в писателя, потому что выбрал другой путь, закрыл за собой дверь и выбросил ключ от замка. В его книге, как и в самой его жизни, нас все убеждает в том, что нет ничего выше и важней Сознания Кришны. Стилистика, поэтика, жанр здесь не определяются в литературоведческих терминах. Автор — вообще не литератор. Он талантлив, он может быть гений, он делает с материалом все, что захочет, лишь бы прославить Господа. «Санкиртана», прославление Кришны, — так это называется. Он говорит по-разному, но всегда о Кришне, чтобы пробило, чтобы вызвало интерес и привлекло. Это мемуары, описание вайшнавского быта, ликбез, фрагменты и класс по «Бхагавад-Гите»; это беседы в зале и частный разговор. Наконец, целые паритетные дисскуссии с видными учеными: академиком Вл. Лисовским и философом Эл. Соколовым из Петербурга, с профессором-культурологом С. Некрасовым из Екатеринбурга. Это — «книга в книге».

Маму-Тхакур говорит о них, как об очередном приключении – и вдруг, — страница учебника: объяснение вайшнавской системы понятий и представлений. Тема меняется, но остается тем же. Маму Тхакур остается тем же и не смущается неброскостью, степенностью ведических штудий. Он не терпит «разжижжения мозгов». Грубо, зримо, не вдаваясь подробности и нюансы: «Я есть душа, я — не тело. Бог есть душа всех душ. Чтобы осознать это, есть санкиртана, есть великая мантра. 2-3 часа об одном и том же. Он не стремиться подсластить или развлечь. Зачем? Простое повторение Харе Кришна мантры сделает все. Харе Кришна мантра сама по себе достаточно сладка. Повторяйте, пойте, предавайтесь!

Иногда Маму-Тхакур несправедливо сетует на то, что литература не может передать живого процесса общения, экстатических захватывающих разговоров о Сознании Кришны, которые он пытается преподнести читателю. Но зря сетует, потому что все-таки передает. Прямо, без лишних условностей книжной речи, он пишет о том, как он жил, что говорил, и как Кришна всегда заботился о нем, во всем помогая ему.

Его слушатели мерзнут, глядя на его босые ноги в зимнем Ленинграде, и читатель тоже мерзнет. Читатель тоже задает ему свои возмущенные, недоуменные вопросы. Но за недоумением, за вопросами, прячется восхищение. Ведь то, за что ратует Маму-Тхакур, — это чудо, в которое мало кто верит, но которого все жаждут.

Маму-Тхакур не похож на миссионера. Он не говорит: «Я уверовал». Всего лишь: «Я решил попробовать, буду следовать Кришне, посмотрю, как Он будет заботиться обо мне. Я буду проповедовать санкиртану, совместное воспевание Харе Кришна, а материальные проблемы, раз уж они существуют в материальном мире, пусть разрешит Кришна, Он не беден — Он самый богатый. – всемогущий.

Но скромной ознакомительной дегустацией не закончилась его жизнь. Во время еды пришел аппетит. Маму-Тхакур сделал воспевание святого имени Кришны жизнью. «Санкиртана – моя жизнь». «Я основал Движение Харе Кришна в бывшем Советском Союзе». Единоверцы смутятся: «А как же Прабхупада? Он же, Прабхупада основал ISKCON». «Да, он был в Москве несколько дней, — отвечает Маму-Тхакур. — Инициировал Ананту-Шанти. А все остальное создал я. Я объехал около сотни городов, я проповедовал всем тем, кто были лидерами движения не так давно, и тем, кто возглавляет его сейчас. Это исторический факт. Ананта-Шанти, Вриндаван дас, которых я очень уважаю. Но мне не известно, чем они сейчас занимаются. Я же «гимны прежние пою».

«Я объехал около сотни городов. Столько и на карте-то трудно найти. Посчитай». Где только он не был! Он открывает самое первое кришнаитское вегетарианское кафе «Санкиртана» в Ленинграде, в Минске, в Свердловске, в Челябинске, в Душанбе. Он регистрирует проповеднические центры на Урале, в Сибири, в Поволжье под тем же названием. И прямо заявляет: «Это мое». Что это собственничество? Нескромность?

В материальном мире, когда человек говорит «мое» претендуя, на то, что в действительности принадлежит Богу — это материализм, иллюзия — майя. Но в духовном, это чувство собственничества, которое называется «мамата», — чувство обладания, относительно духовных, трансцендентных объектов – это другое. Это твердая вера в Кришну, который для преданного становится всем, его жизнью. Благодаря этому, он так привязан к своему служению, что ещё шаг и настанет бхава, духовный транс, экстаз, нектар, которого мы все так жаждем.

Иногда в текст вклиниваются фрагменты, разъясняющие философию сознания Кришны. Маму-Тхакур не просто описывает, как он это делал когда-то, он делает это и сейчас. Пропаганда? Нет, не совсем, потому что эти фрагменты — документ, дословная расшифровка бесед с диктофона, реальность без упаковки, в сжатом виде. Эта книга – шастра, литература-писание, киртана-катха, мистическое трансцендентное повествование о Боге, литература-веда, литература — оружие.

«Писание» в обыденном сознании ассоциируется с арабской вязью и уставом церковно-славянских свитков. Но тут другое — «очень современная книга». Она не память о временах минувших — это пророчество, воплощенная истина. Маму-Тхакур не удовлетворяется ортодоксальной литургией, он, вслед за Шри Чайтаньей, ее отменяет. Сейчас новая пора и новая дхарма-религия. Санкиртана! Это приказ Бога. Задача же непроста: религия не для Индии, не для группы последователей, не секта, ограниченная конфессия, не какая-нибудь держава подобно Америке или России. О движении Харе-Кришна должен узнать весь мир. Задача трансцендентная – доставить наслаждение Богу.

Маму-Тхакур – не мечтатель-утопист, напротив он конкретик. 500 лет назад из Западной Бенгалии пришел Шри Чайтанья Махапрабху. Это был Сам Бхагаван, аватара Кришны. Что Он дал? Каково Его учение? Наука, религия? Гуманитарий бы определил бы это как нечто целостное, синкретическое: наука, и религия, искусство и образ жизни.

Но вайшнавы говорят: не наука, не религия — любовь. Настоящая любовь. Тело любить не может, но душа любит Сверхдушу. Первый милостивый дар этой любви — знание. «Мы не тело»; «наш Бог – Кришна»; «необходим процесс, чтобы познать эту любовь. Если в центре Кришна, проблем нет. Если служить Кришне, Он позаботится о тебе. И все же ведическая мудрость – не книги, а, в первую очередь, — садху, святая реализованная личность. Его бхакти — это единственное его дело, ничего другого нет. Он не агрессивен, напротив, он миролюбив, но как Кришна любит только Радхарани, олицетворенную Преданность, олицетворенную Любовь, так Маму-Тхакуру интересно только сознание Кришны, санкиртана, ананья-санкиртана, единственная Санкиртана без ничего. Что это, узость? Нет, это любовь. Когда мы любим, помышляем только о любимом. Когда целится совершенный лучник Арджуна, он не видит ни дерева, ни птицы — один только глаз.

Маму-Тхакур остается самим собой. Кажущаяся нескромность, решимость, неутомимость, смелость. Писания учат быть скромным, смиренным, так почему Маму-Тхакур тянет одеяло на себя, почему не демократичен? «Скромность – перед Богом. Людям же я проповедую сознание Кришны, следуйте за мной»

«Вы видели Кришну?»

«Видел». Когда человек приходит в храм Бога и, глядя в упор на божества на алтаре, спрашивает: «А где ваш Бог?» Что это? Видят и не верят. Шрила Прабхупада говорит о таких: «У людей плохое зрение. Им нужно лечиться». И следующий вопрос. «Нескромно» заниматься всеми не относящимся к Кришне делами. Надо стать участником санкиртаны и объединения «Санкиртана». Может показаться, что это — разные вещи, но Маму-Тхакур считает иначе: это одно и тоже. Его «санкиртана» и есть санкиртана Шри Чайтаньи Махапрабху. Нужно делать то, что делал Чайтанья, то есть надо стать гуру, и тогда будет скромно, тогда будет смиренно. Это приказ Шри Чайтаньи.

Книга Маму-Тхакура — литература без литературности. Он пишет иногда интересно, иногда поучительно, иногда забываешь даже про «интересно» и просто читаешь о Кришне, о Бхагавад-Гите, о санкиртане, забываешь об измерениях, о критериях. Наверное, неплохо было бы и развлечь как-то читателя, чтобы ему было легче, чтобы он увлекся. Встречают-то по одежке, по внешнему, по упаковке. Маму-Тхакур этого не хочет. «Нам нужны соратники, единомышленники. Просто зрители, просто слушатели, просто читатели не нужны». Он доброжелателен ко всем и всяким, но он жаждет санкиртаны, совместного воспевания, он удовлетворен совсем небольшой аудиторией, но помнит, что Шри Чайтанья говорит о пожаре санкиртаны. В каждом городе в каждом селе, у каждого ручья, у каждого океана…

Маму-Тхакура интересует лишь санкиртана. Зачем? Чтобы читатель повторял: «Харе Кришна Харе Кришна Кришна Кришна Харе Харе Харе Рама Харе Рама Рама Рама Харе Харе», — и был бы счастлив. И он пишет: «Возьмите четки, и начните повторять Харе Кришна. Один круг. Потом два. 16 кругов. Если не будешь повторять 64 круга, никуда не придешь. Если нет саддханы, нет поклонения Божеству, кто ты? Ты даже еще не преданный — ты материалист. Делай это и не льсти себе, ты — лишь в преддверии».

Это книга-откровение. В буквальном смысле слова: откровенная, правдивая книга. Автор раскрывает нам свое сердце, потому что видит в нас духовные вечные души, маленькие частицы Кришны. Пока книга закрыта, это ещё не совсем ясно, но мы переворачиваем страницу за страницей, и вдруг становится очевидным: санкиртана нас увлекла, мы спешим войти в игры Маму-Тхакура и задать ему свои вопросы: «Как и почему это так?». Перед нами не полководец на пенсии. Эта книга всего лишь презентация того, что только ещё начинается. Мемуары о том, что было и прошло, трогают сентиментальные, ностальгические струны. И это тоже есть. Но есть и тактическая хитрость: воспоминания – лишь увертюра.

как спасаются кришнаиты

кришнаиты как секта

а что говорят кришнаиты последних днях